Архив рубрики: Эксклюзивная новая классика

Три яблока

Наринэ Абгарян «С неба упали три яблока»

«Самое больное — невозможность обнять тех, кто не смог тебя дождаться»

Не смотря на то, что в книге много смертей, трагедий, катастроф(как природных, так и рукотворных), потерь, утрат, боли и печалей… Книга, как всегда у Наринэ, вышла светлой, теплой, полной надежд и радостных воспоминаний. Она чуть больше чем полностью пропитана горным воздухом, запахами цветущих полей и садов, спелых фруктов, домашней выпечки, нагретых на солнце камней и домашней, деревенской еды.

История горной армянской деревушки, а точнее людей ее населяющих. Деревня вымирает потихоньку. Она пережила войну, голод, засуху, землетрясения, нашествие саранчи и многочисленные сели. Молодежь, что выжила в голод и пережила войну, уехала в города за лучшей долей. Остались только старики. Они уже давно стали одной семьёй, все радости и горести переживают как свои собственные. Трудностей и печалей больше, зато радости всеобемлющи и счастье настоящее… Пока жив хоть один из них, деревня не умрет и память будет жить.

И я так понял, Абгарян рассказывает про своих прапрабабушку с прапрадедушкой (насчёт количества пра не уверен)

Ну и в конце немножко ностальгических рассказов-воспоминаний из детства/юности/взрослости самой Наринэ.

Так захотелось в деревню. И чтоб бабушка пирогов напекла. И обожраться малиной с куста. И моровку с грядки таскать…

Зулали

«Книга о горьком и смешном мире людей, которые живут, не замечая времени.»

«Зулали» Наринэ Абгарян.

Небольшой сборник маленьких рассказов, как я понимаю, из жизни автора, ее родни, родного города и небольших горных армянских деревушек, где все друг другу почти что родня. Вероятно, слегка приукрашенные, приправленные художественными преувеличениями и домыслами.
Тут и детские воспоминания, наполненные счастьем и непосредственностью, и взрослые разочарования. Радость встречи и боль утрат. Человеческая доброта, теплота и ласка. Недопонимание, презрение, ненависть и предательство. Одиночество. Дружба, любовь и вражда. Весь спектр человеческих чувств и эмоций. Есть где посмеяться, поплакать, погрустить и порадоваться. У каждого маленького рассказика — своя большая душа и смысл.
Все герои живые, настоящие, реальные. В них влюбляешься, им сочувствуешь, их недолюбливаешь… С ними живёшь, одним словом.
И все это пропитано чуть больше, чем полностью, чистейшим воздухом, прекрасными горными пейзажами, ласкающим (иногда обжигающим) солнцем, обволакивающими туманами, забавными животными, запахом цветущих садов и неимоверно вкусной деревенской едой (аж слюнки порой текли, или я просто читал голодным).

«Осень похожа на уже прочитанную, но успевшую позабыться книгу — каждая страница о том, что знаешь и о чем смутно помнишь, каждая страница — возвращение туда, где уже побывал».

«Что остаётся, кроме запахов-вкусов-цветов, что, бережно храня, передают нам матери-прародительницы?
Только колыбельные.
Вначале было слово, и слово это нам напели».

Все рассказы хороши, но особенно меня зацепили следующие:

«Зулали» — очень трагичная история одной девушки, которая ни в чем не виновата, но не может об этом сообщить при всем желании.

«Бегония» — довольно грустная история про одиночество, но с намеком на относительно счастливое завершение.

«Тифлинг» — немного мистическое, странное и забавное произведение, в котором все закончилось хорошо и даже чуточку лучше.

«Взрослое и не очень» – собственно, воспоминания из детства или связанные с детством разной степени курьезности, забавности и серьёзности.

Долгановский порог

cover1

“Географ глобус пропил” от Алексея Иванова довольно занятная книга, пропитанная чуть больше, чем полностью, меланхолией, “кухонной” философией, безнадежностью, мрачной притягательностью природы севера, не совсем приличным юмором и робкой, болезненной надеждой на лучшее. Тут драма и трагедия отдельно взятого человека и тех, кто его окружает. Жестокость детей и безразличие взрослых. Любовь и предательство. Никому ненужная верность и добровольное мученичество. Безразличие и побег от проблем. Поиск потерянного смысла и себя. Ну, и немножко приключений и передряг во время похода.
История про учителя девятых классов, педагога без должного образования, у которого в жизни не все просто, и он немножко алкоголик. У него странноватое чувство юмора и своеобразный взгляд на жизнь. Он ищет счастья, но считает, что никто не должен быть его залогом, что оно существует само по себе, без привязки к личности. Он хочет любить и чтоб его любили, но не за что-то конкретное, а за то, что он человек. Он хочет стать “современным святым в миру”. Он желает счастья своим друзьям и знакомым и страдает за это безропотно и самоотверженно, что ли. Еще он не хочет учить детей и быть за них ответственным. Он хочет дать им направление и ориентир, чтобы они думали своей головой и отвечали сами за себя. И да, он влюбляется в свою ученицу, к тому же это взаимно… Он её вожделеет. Страдает. Но так как не хочет сломать ей жизнь – перебарывает себя и страдает еще сильнее. Его просто разрывает. Ну, и вовремя вошедший завуч помог… Дал повод для постыдного бегства, ставшего концом всему.

9ETD

Ну, в общем, мрачноватое произведение, которое заставляет задуматься. Навевает тоску и мысли о вечном и прекрасном. И в какой-то мере воспоминания о школе и некоторых учителях. Хотя тут есть и светлые стороны, правда не очень много, но они есть. И мне после прочтения захотелось в поход, не обязательно сплав по реке, но обязательно в глухомань.

Кысь

Tatyana-Tolstaya-Kys

То ли где-то видел, то ли кто-то советовал, в любом случае, давно хотел прочитать “Кысь” Татьяны Толстой. Уж не знаю, родственница она того самого Толстого или просто однофамилица, но в отличие от некоторых, пишет не нудно, интересно, забавно и, пожалуй, своеобразно.
Так вот. Хотел я прочитать, но даже близко не представлял, что это и с чем это едят. И тут недавно случай представился — я приобрел да и прочитал сразу. В общем, не разочаровался. Книжеца, конечно, своеобразная, на первых парах читается трудновато, а гипертрофированная мужицко-простецкая речь глаза прямо колет, но со временем привыкаешь, и читается уже легко. Конечно, всякие граммар-наци и прочие правилофилы будут биться в истерике, плакать кровью и проклинать автора…
Собственно, это постапокалипсис. Разрушенный мир, 200 лет после Взрыва, всякие мутации у зверья и растений и Последствия у людей. Ну, не совсем обычный постапокалипсис. Ни каких тебе войн с мутантами и прочих боевиков. Это история отдельно взятого Бенедикта, который живет в обществе, которое возрождается на осколках былой цивилизации.У него свои мечты и интересы, которые переменчивы, как и его положение в обществе. Тут присутствуют конфликт интересов и недопонимание с Прежними, закостенелое мышление в купе с иррациональными страхами и заблуждениями, прозрение, ну, и обретение Искусства в конце концов.
И вообще, на мой взгляд, это сатира чистой воды. Тут всё. И народ, которому пожрать да поржать. И власть, которая ради власти, а не народа для. И кухонные политики, которые против произвола творимого. Ну, и хорошие начинания, которые когда всё через жопу, только вред приносят…
Даже для такой странноватой книги, концовка, на мой взгляд, не очень подходит. Смазанная она какая-то, что ли, или осталась некая недосказанность — недопонятость с моей стороны…

ПС. Книга начинала писаться в 1986, и я так понял, под впечатлениями от событий, а конкретно от Чернобыльской катастрофы. Видимо поэтому, несмотря на всю несерьезность изложения, шутки по всему тексту и ярко выраженную сатиру, она имеет мрачновато-угнетающий характер.